Главная » 2018 » Январь » 31 » К 75-Й ГОДОВЩИНЕ ОСВОБОЖДЕНИЯ ВОЛОВСКОГО РАЙОНА ОТ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ
14:32
К 75-Й ГОДОВЩИНЕ ОСВОБОЖДЕНИЯ ВОЛОВСКОГО РАЙОНА ОТ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ

СТО СЕМЬ МЕТРОВ ПОД ЗЕМЛЕЙ
(№ 13 2018 г. Начало в № 10-11 2018 г.)
Из воспоминаний бывшего инженера 676 стрелкового полка лейтенанта В.Н.Мысина, который в ходе той операции получил ранение и до конца участие в ней не принимал.

«В начале августа в полк, расположенный в Гатищенских выселках, вместе с комдивом полковником Слышкиным приехал командующий 13-й армией генерал Пухов. На совещании после разбора боевой обстановки с тщательной выверкой данных по обороне перед дивизионным инженером майором Егоровым поставлена задача убрать танк-наблюдатель любым способом. Приказано создать для этого все условия. Дивизионный инженер, посоветовавшись с саперными командирами, принял оригинальное решение: уничтожить танк минным способом, то есть от наших окопов, отрыв колодец-шахту, проложить подземно-минную галерею и закончить ее под танком зарядной камерой. Умный, чисто саперный подход к проблеме пришелся по душе и одобрен командованием. Определили азимут — направление галереи, рассчитали ее сечение, глубину под поверхностью земли, способы крепления стенок, места укрытия выработанного грунта, виды маскировок всех работ. Подсчитали количество взрывчатки, требуемое для уничтожения танка, размер зарядной камеры для такого объема взрывчатых веществ. Составили график работ. Ночью трассировочными шнурами измерили расстояние от окопов до «рогаток», окружавших танк, прикинули дистанцию. Предстояло копать 107 погонных метров, заложить около 1200 килограммов аммонала.

Выполнение всех работ было возложено на саперов дивизионного 75-го отдельного саперного батальона, которым командовал капитан Педь. Его заместитель капитан Корнев и командир саперной роты старший лейтенант Егоров руководили операцией на месте.

Работали круглые сутки, по сменам. Сечение галереи — 110 x 90 сантиметров — позволяло копать только на коленях и отбрасывать землю только одному человеку. Еще один собирал ее в мешок, ползком вытаскивал из галереи. Выработкой засыпались дальние ненужные окопы и ходы сообщения.

Сначала грунт был песчаный, поэтому приходилось устанавливать крепежные рамы, но потом докопались до твердого суглинка и дальше обходились без них. Очень скоро находившимся под землей людям не стало хватать воздуха, они теряли сознание. И здесь вышли из положения — пробивали вентиляционные стволы через толщу земли в два с половиной метра, а чтобы не было обвалов, закрепляли их. Так работали почти месяц. Противник ничего не подозревал, потому что тщательно продумана маскировка, строго соблюдалась дисциплина.

У полковых саперов вместе с ротой армейского инженерно-саперного батальона была другая задача: мы готовили исходные позиции батальону, который должен атаковать высоту после взрыва. Прокладывая окопы полного профиля, снимая мешавшие мины, мы приближались почти вплотную к «рогаткам», за которыми скрывались вражеские ячейки-окопчики. Наблюдатели, сидевшие в них, живо на нас реагировали и тем самым постоянно отвлекались. Мы трудились от заката солнца до восхода, а позже, когда углубляли окопы до двух-двух с половиной метров, работали и днем.

Однажды я вел на разметку новых окопов взвод армейских саперов. Быстро полз по минным полям, ориентируясь по звездам, Млечному Пути. И вдруг — передо мной «рогатки». Обернулся, а позади никого: взвод отстал. Я понял, что заблудился, влип в немецкое заграждение. Даже немного растерялся от неожиданности. Быстро прикинул, где нахожусь, и быстро пополз в сторону наших окопов. Вот и выкошенная трава, но как быть: в приказе об обязательной косьбе травы перед окопами для лучшего обзора также четко сказано и о стрельбе без предупреждения по любому объекту, оказавшемуся на «лысой» полосе. Лежал и соображал, благо, в меня еще не начали стрелять. Потом мгновенно вскочил, сделал рывок, свалился в пулеметную ячейку прямо на головы пулеметчиков. Успел! «А, это Вы, товарищ старший лейтенант», — опешили они, — а мы увидели что-то темное, хотели уже дать очередь». Спасибо,  помедлили.

9 сентября я решил уточнить фронт работ наверху. С помощником начальника разведки полка мы забрались днем через донный люк в один из подбитых танков на нейтральной полосе. Увидели все, что нужно было, но немецкие наблюдатели, видимо, приметили блеск стекол бинокля через дыры в броне танка. И в ней появилась еще одна пробоина. Мне попало по ногам, лицо засыпало ржавой крошкой. Портянки в сапогах стали мокрыми. Страшновато было спускаться в донный люк: расстояние от днища танка до земли (клиренс) примерно 70-80 сантиметров, и, сползая, можно получить в живот не одну очередь.

Снова я оказался в лазарете.

А через несколько дней наблюдательный пункт противника в танке перестал существовать. «Больной зуб» удалили саперы. По рассказам товарищей, зрелище оказалось впечатляющим: земля колыхалась, от детонации рвались мины, установленные немцами вокруг танка. Очень красочный фейерверк! Жаль, что я не видел.

(В публикации использованы материалы Центрального Архива Министерства Обороны Российской Федерации).
(Продолжение следует)

 

Просмотров: 143 | Добавил: oksana | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar