Главная » 2018 » Январь » 24 » К 75-Й ГОДОВЩИНЕ ОСВОБОЖДЕНИЯ РАЙОНА ОТ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ
12:53
К 75-Й ГОДОВЩИНЕ ОСВОБОЖДЕНИЯ РАЙОНА ОТ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ

ЗНАЧЕНИЕ ВОРОНЕЖСКО-ВОРОШИЛОВГРАДСКОЙ ОПЕРАЦИИ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ
(№ 5 2018 г. Продолжение. Начало в №95-153 за 2017 г., №1, 4 2018 г. ).
Боевые действия на территории Воловского района. 12-е июля 1942 года, 386-й день войны. 13-я армия оставалась на занимаемых позициях. Укрепляла их, вела бои местного значения. 1-й танковый корпус после передачи своего оборонительного участка частям 15-й стрелковой дивизии сосредоточился в районе Никольского, Пономарево, станции Лопатино (30-35 километров западнее Ельца). Части 55-й кавалерийской дивизии 8-го кавкорпуса вновь взяли Казинку, где и закрепились к исходу дня, отражая контратаки противника силою до батальона пехоты с 11-ю танками. 16-й танковый корпус после передачи оборонительного участка частям 134-й стрелковой бригады в ночь на 13-е июля должен закрепиться на рубеже Свишни, Грызлово, Стегаловки. К этому времени в 16-м танковом корпусе из 181-го танка осталось 45, и лишь 20 из них боеспособны. Из 88 «тридцатичетверок» в строю было только шесть. За четыре дня 17-й танковый корпус потерял 132 танка из 179 (все «КВ», 62 «Т-34» из 88, 47 из 68 «Т-60»).
13-е июля, 387-й день войны. Положение частей 13-й армии существенно не изменилось. В дальнейшем боевые действия на территории района носили локальный характер, так называемого «местного значения». Но в направлении Воронеж, Сталинград обстановка резко осложнилась. Требовались радикальные меры.
Русский национальный характер имеет склонность к аналитическому мышлению, поэтому вопрос, кто виноват в поражении наших войск на Брянском фронте, особенно танковом, не может оставаться без ответа. Причин, конечно, несколько. Это и стратегические просчеты. Ставки на ведение всей летней кампании 1942 года, и неправильное определение главного удара противника, слабость авиации, недостаточный тактико-специальный уровень подготовки личного состава. Однако главная причина поражений в этой операции связана, по-моему, с некомпетентностью командования Брянского, Юго-Западного фронтов, а также некоторых армий, не сумевших грамотно действовать в быстро меняющихся условиях боевой обстановки. К сожалению, это преимущество умело использовало германское командование. Проблемы «субъективного фактора» при управлении фронтовыми объединениями после фиаско под Воронежем осознали и в Ставке. Генералов Голикова и Чибисова, как «творцов» недавнего поражения (тем более, что за неделю руководства фронтом Чибисова каких-либо существенных сдвигов в лучшую сторону не произошло — Прим.автора) решили заменить на генералов, хорошо зарекомендовавших себя в сражениях Великой Отечественной.
7-го июля принято решение срочно разделить Брянский фронт на Брянский и Воронежский. Встал вопрос о назначении командующих. На должность командующего Брянским кандидатуру подобрали быстро: командарм 16-й армии К.К.Рокоссовский. Сложнее оказалось с командующим Воронежским. Предлагаемые фамилии отвергались Сталиным. И тут неожиданно замначальника генштаба Ватутин предложил свою кандидатуру. Сталин не возражал, признавая несомненный талант молодого военачальника. 13-го июля Рокоссовский и 14-го июля Ватутин были назначены командующими фронтов. Так открылась новая страничка их военной биографии.
В ходе Воронежско-Ворошиловградской стратегической  оборонительной операции войска Брянского и Юго-Западного фронтов несли значительные потери в личном составе и технике. За 27 суток потери убитыми составили 568347 человек (по 21 тысяче ежедневно), 488,6 тысячи единиц стрелкового орудия, 2436 танков, 13716 орудий, 783 самолета. В районах западнее реки Дон (по немецким данным) захвачено 88689 пленных, подбито и уничтожено 1007 танков, 1688 орудий. Только войсками группы М. Фон Вейхса и 2-й венгерской армии И.Яни пленено более 28 тысяч бойцов и командиров Брянского фронта. Генерал Голиков и его штаб не сумели организовать массированного удара по группировке Вейхса. Имея мощные танковые соединения и силы, в решающий момент на деле никто корпусами не управлял, а их командиры тоже еще не «гинденбурги», а только учились. Маршал Василевский пишет: «Командиры танковых корпусов еще не имели достаточного опыта(?), а мы им мало помогали своими советами и указаниями. Танковые корпуса вели себя нерешительно: боялись оторваться от оборонявшейся пехоты общевойсковых армий, в связи с чем в большинстве случаев сами действовали по методам стрелковых войск, не учитывая своей специфики и своих возможностей… Примеры: Катуков (1-й танковый корпус) вместо быстрого уничтожения пехоты противника в течение суток занимался окружением двух полков…» И Катуков согласен со старшим товарищем: «…как всякий опыт, боевой тоже не дается сразу. Все эти мысли уже приходят к нам, участникам тех событий, как следствие опыта, накопленного в последующих боях».

(В публикации использованы материалы архива САМО (учетные данные и документы о награждениях, погибших, участвовавших в ВОВ, журнала боевых действий воинских подразделений, указанных в публикации)).
(Продолжение следует).

Просмотров: 72 | Добавил: oksana | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar